Журнал Women-on-Line - мода, красота, любовь, рукоделие

0
08:17

Самая главная встреча

Просмотров: 1822
женские историиНемного не…

Вот уже девятый раз я стою перед очередным Большим Жюри, пою в очередной попытке привлечь к себе внимание, пытаюсь в очередной раз пробиться, пусть не на Большую Эстраду, но…, скажем, дальше, чем я есть сейчас. Восемь предыдущих раз лица жюри напоминали мне каменных идолов с острова Пасхи – столько же интереса к происходящему. Не то… все не то. Моя прическа морально устарела. Сама я не королева красоты. Я немного не молода, немного не стройна, пою немного не те песни, Немного не…



Мой менеджер, когда-то сам довольно популярный исполнитель, считал, что выбирают тех, кого можно лепить как пластилин. Слепить, одеть и поставить к микрофону. Возможно, члены жюри смотрели на меня и думали: «Из нее я ничего не смогу слепить». И тут, в принципе, они правы.



Девятая встреча состоялась в 2003 году, когда мне было 30. Накануне вечером, после того, как я узнала, что встреча назначена на 8 утра, я начала «метать икру». Судя по всему мой гороскоп на завтра не предвещал мне ничего хорошего...


Звоню своему менеджеру: «Саш, восемь утра не время для пения. Я не смогу. Всю свою певческую жизнь я пела по вечерам!» Ответом было: «Встань в пять!» 


«Что?!» 


«Если встанешь в пять, восемь будет как одиннадцать. А в одиннадцать ты споешь» 


Ух, как я нервничала этим утром! Петь перед столом, за которым сидят три человека, без микрофона, при солнечном свете! А как же это тяжело, стоять и ждать целых 10 минут, когда тебя оценят и решат, стоишь ли чего-нибудь или нет. Нет, не так, вернее, будешь ли ты стоить сколько-нибудь. Иного пути попасть туда «где рампы свет» для меня, во всяком случае, нет.



Я всегда была борцом, как и большинство друзей из моего детства, которые росли с мечтой вырваться из своего захолустья. Единственный способ открыть для себя новые горизонты и вырваться из болота – научиться делать что-то экстраординарное или получить образование и умудриться хорошо «пристроиться». 



Мама говорит, что я начала петь, когда мне едва исполнилось три. К четырем или к пяти годам мама организовывала импровизированные концерты на рынке в районном центре, где она торговала овощами с нашего огорода. Меня ставили на деревянный ящик, и я пела, потешая продавцов и покупателей. А мама гордилась мной. Позднее она стала возить меня на всякие детские конкурсы, и это было уже серьезнее. 



Сейчас…


Сколько я себя помню, музыка была моей «тихой гаванью». Мама родила меня в 18 лет, а когда мне исполнилось два года, она ушла от отца. Через пять лет она снова вышла замуж, за человека, который нигде не задерживался подолгу. Отчим часто орал на мать и ее жизнь была сущим адом. Мы переезжали и переезжали, я поменяла кучу школ и друзей. На каждом новом месте мне приходилось сталкиваться с новыми детьми и снова устанавливать свой «статус».


 

Наконец, в 17 лет я начала самостоятельно зарабатывать пением. За копейки, по сути. Меня согласились взять на «работу» в ресторан, где я стала петь по вечерам. Это было самое начало 90-х годов, когда было не понятно, что осталось позади и что ждет нас всех в будущем. У моего партнера по выступлениям было несколько кассет с музыкой популярных песен и портативный магнитофон, то есть, эдакий допотопный караоке-центр. Поэтому он был боссом. Каждый вечер я надевала черное бархатное платье, завивала волосы, как сказала бы моя мама, «мелким бесом» и пела на маленькой эстраде перед бритоголовой жующей толпой. В первый раз мне было так страшно, что перед выступлением, меня долго тошнило в туалете. Но я прошла через это. 



Я знала, что я могу петь и знала, что мне заплатят за это. Это был гигантский по размерам шаг для меня. 



Прошло много лет, и я стою перед столом Большого Жюри и снова знаю: Я МОГУ ПЕТЬ! Сашка сказал, что моя основная задача в это утро – это все время помнить, что сейчас одиннадцать, а не восемь часов. 



Где-то в середине второй из трех моих песен я подняла таки глаза и посмотрела на Главного, сидящего в центре стола. Никакого интереса в глазах.. полный ноль! Склонился над столом и читает бумаги. Не буду смотреть на него, буду петь для себя. Ближе к концу моей песни я увидела, что он что-то начал писать. С того места, где я стояла, было отчетливо видно, как он выводил на бумаге «н», «е» - «не…».



Ну, вот и все. Я пролетела. Пока я пела третью, последнюю песню, он медленно сгибал этот лист бумаги со словом «нет». Ощущение такое, что он просто ненавидит меня и не может дождаться, когда же я закончу.


 

Когда я допела и повернулась к двери, Главный окликнул меня и сказал: «Возьмите это», подавая мне согнутый лист бумаги. Я ничего не понимала. Трясущимися руками, собрав волю в кулак, я развернула лис т… На нем было одно слово «немедля!»


 

На следующий день я начала писать и писала все следующие три месяца. А написала за тот период, наверно, как минимум 100 песен. Большинство так и валяются где-то в шкафу. Но несколько из них составили мой первый самостоятельный альбом.



Кристина К. для журнала «Women-on-Line»




Правовая информация

Использование материалов, фотографий, статей и др. запрещено. Все права на опубликованные материалы принадлежат http://women-on-line.ru/, за исключением авторских материалов и перепечаток из других изданий. Мнение владельца http://women-on-line.ru/ может не совпадать с мнением авторов. Владелец http://women-on-line.ru/ не несет ответственность за достоверность информации, публикуемой пользователями и рекламодателями.

Навигация по сайту